В Украине выходит мировой бестселлер о 15 женщинах, которые создавали искусство и историю. Интервью с автором

0
3

3 марта издательство ArtHuss представит украинское издание книги американской писательницы Бриджит Квинн Невероятные: 15 женщин, которые создавали искусство и историю. Эта книга, вошедшая в Топ-2017 по версии Amazon, выводит из тени истории пятнадцати гениальных художниц разных эпох: от времен барокко до наших дней.

Иллюстрации к популярному изданию создала известная художница Лиза Конгдон.

Среди героинь книги Квинн — Артемизия Джентилески, Юдит Лейстер, Аделаида Лабиль-Жиар, Мари-Дениз Вильер, Роза Бонер, Эдмония Льюис, Паула Модерзон-Беккер, Ванесса Белл, Элис Нил, Ли Краснер, Луиз Буржуа, Рут Асава, Ана Мендьета, Кара Уокер, Сьюзен О’Мэлли – женщины, о которых мы либо не знаем вовсе, либо знаем значительно меньше, чем о художниках-мужчинах этих же периодов.

Бріджит Квінн, авторка

Писательница Бриджит Квинн рассказала, почему так сложилось исторически и почему так важно восстановить баланс не только в истории искусств, но и в обществе в целом.

В книге Невероятные женщина пишет о женщинах: чувственно, эмоционально, профессионально. Что вы чувствовали, работая над книгой?

Я чувствовала себя абсолютно счастливой, окунувшись в работу и жизнь этих художниц. Выбор пал именно на них исключительно в связи с моим интересом к данным персоналиям в разные периоды моей жизни. Когда их работы (а часто их жизненные истории) вдохновляли меня, помогали мне встать на ноги, и взрастить себя как женщину, мать и писательницу.

Иногда я ощущала разочарование от того, как тяжело многим женщинам стать художницами.  И даже тогда, когда им удается совершить этот невероятный подвиг, как тяжело им стать замеченными, знаменитыми, и самое сложное – как тяжело остаться в памяти.

Для кого, прежде всего, она написана?

Я бы сказала, что эта книга написана для всех, кто интересуется историей западного искусства, и хочет знать, какую роль в этой истории сыграли художницы-женщины. Также она для тех, кто хочет со всей искренностью и смелостью занять свое место в жизни.

© Ліза Конгдон

Какая из героинь ближе всего вам лично?

Это интересный вопрос. Обычно писатели говорят, что каждый персонаж в книге является частью автора. В некотором смысле я тоже так считаю – каждая героиня привлекла меня именно потому, что некоторые ее черты откликаются во мне.

Если говорить об этой книге, то художница, которая больше всего повлияла на мою жизнь, наименее похожа на меня среди всех героинь – Аделаида Лабиль-Гиар. Если я росла на ферме в Монтане, то она — в Париже. В свои двадцать я вышла замуж и воспитываю двоих детей, она же рано развелась и повторно вышла замуж в довольно зрелом возрасте, детей никогда не имела. И все же мы немного похожи –обе росли в больших семьях (она была самой младшей среди восьмерых детей, а я восьмая из девяти). Как молодая женщина я во многом хотела бы быть похожа на Аделаиду: иметь мужество создавать искусство, невзирая на все сложности и невзгоды.

Были те, кого хотелось включить в книгу, но по каким-то причинам вы этого не сделали?

Да, я писала раздел о канадско-американской художнице-абстракционистке Агнес Мартин, но я не смогла получить права на изображение ее работ и была вынуждена отложить эту главу. Очень сожалею об этом.

Вы очень простым языком говорите о сложных вещах. Что стоит за этой «простотой»?

Я считаю, что простота изложения – это ясность, и это идеал в писательском деле: четко передать чувства, описание, эмоции. Это то, над чем, я работала всю свою сознательную жизнь (тридцать лет?). К тому же я преподавала историю искусств в старшей школе и колледже – во время преподавания крайне важно не усложнять понятия, и, на самом деле, чем больше ты разбираешься в теме, тем больше ты можешь объяснять ее максимально ясно. Сложность же порождает еще большую сложность и путаницу.

Если бы можно было представить идеальный мир для творческих людей, каким бы он был?

Идеальный мир для всех людей – тот, в котором есть место для творчества, где есть пространство для него, где творческая жизнь встречает восхищение и вознаграждение. По крайней мере, в США нет такого отношения к творческим занятиям. Например, в государственных школах на них не хватает денег, а когда возникает желание увеличить количество так называемых «академических» предметов: математика, чтение, то первое, что урезается, это музыка и творчество. Творческие занятия ценятся в детских садах (или, по крайней мере, так говорят), но не более.

© Ліза Конгдон

Ваша книга не только об искусстве. Вы затрагиваете такие важные темы, как восприятие гомосексуализма, проблемы насилия и расизма. От этого она становится еще глубже. Почему для вас так важно всесторонне показать жизнь художниц, а не только их творчество?

В традиционной истории искусств, работа автора является всем: просто то, что изображено на холсте, странице, камне. Теоретически все, что нам нужно знать об искусстве, находится там. Но это неправда. Искусство создается людьми, «живыми людьми, которые дышат, чувствуют, страдают и любят», как говорил норвежский художник Эдвард Мунк. Причина, почему искусство выглядит так, как оно выглядит, напрямую связано с человеком, который его создал.

В случае с художницами-женщинами, освещение их жизненных путей дает понимание, почему у нас так мало женщин в истории искусства. Сексизм, насилие, расизм это только некоторые причины, в связи с которыми женщинам тяжело стать художницами. И даже если они успешны при жизни, про них быстро забывают после.

Некоторые вещи – просто часть жизненных историй, например, принадлежность к какой-либо расе или гомосексуализм. Жизненно важно, чтобы и мужчины, и женщины видели все возможные модели. А также, особенно в искусстве, должны быть изображения, которые передают наш внутренний мир, каким бы он ни был.

Вы показали величественных женщин в сфере искусства из разных веков. И, тем не менее, их трудности в творческом становлении во многом похожи. По вашему мнению, с чем это связано?

Только одно слово: сексизм. Правда, других объяснений нет.

© Ліза Конгдон

Относите ли вы себя к одной из тех женщин, которые меняют мир?

Должна ли я чувствовать себя неловко, если скажу, что в некотором смысле являюсь такой женщиной? Во-первых, я верю, что искусство дает нам силу – будь то писательство, музыка, актерское мастерство, танцы или рисование. Каждый раз, когда вы творите,  создаете нечто, чего раньше не было – вы меняете мир. Во-вторых, я верю, что женщины, которые используют свой голос, чтобы помочь, дать силу другим женщинам, являются революционными и значимыми.

От какой реакции читателей вы были бы счастливы?

Самая лучшая реакция, которую я надеюсь услышать – это, когда читатель ознакомится с книгой и подумает: «Какая отличная история»! Да, я надеюсь, читатели вдохновятся на то, чтобы смотреть на искусство, создавать искусство или поменять свою жизнь, но больше всего я надеюсь, что эти истории будут жить в них.

Будет ли продолжение книги? Может ли в дальнейшем появиться ваша книга о мужчинах-художниках?

Книга вряд ли найдет свое продолжение в мужских историях – я считаю, что мужская половина уже прекрасно освещена в истории искусств. Сейчас я работаю над книгой про права женщин в США, которая выйдет к 100-летней годовщине принятия 19-й поправки в Конституцию Соединенных Штатов – именно эта правка гарантировала женщинам право голосовать.  Так что в определенном смысле я продолжаю делать так, чтобы женщин услышали. Иллюстрировать книгу будут сто женщин-художниц.

Также я работаю над двойной биографией двух французских портретисток 18 века, якобы соперниц, –  Аделаиды Лабиль-Гиар и Элизабет Виже-Лебрен.

© Ліза Конгдон

Не могли бы вы также рассказать о сотрудничестве с Лизой Конгдон. Было ли вам интересно работать вместе?

В это сложно поверить, но у меня не было контракта с Лизой до тех пор, пока книга не была закончена. Мы работали над ней отдельно друг от друга. Но как только я услышала, что она будет иллюстратором, я была крайне взволнована. Уже давно восхищаюсь ее работами и следила в сети за ее невероятными The Recontructionists. Каждый понедельник на протяжении года она публиковала созданные ею портреты и эссе автора Марии Поповой о женщинах, которые изменили ход истории. Так что я знала, что мы сработаемся!

Джерело: Новое Время

Комментарии

Пожалуйста, напишите свой комментарий!
Пожалуйста, введи имя