Ахтем Сеитаблаев: Рядовые зрители анализируют «Киборгов» глубже, чем так называемые кинокритики

0
2

Фильм режиссера Ахтема Сеитаблаева «Киборги», который рассказывает историю защиты Донецкого аэропорта, уже побил рекорд украинского кинопроката, собрав более 22 миллионов гривен.

Несмотря на то, что кинотеатры показывают ленту почти два месяца, билеты на сеансы до сих пор пользуются спросом.

На встречу в «Украинскую правду. Жизнь» Ахтем приехал через несколько часов после возвращения из зоны АТО. Говорит, что пережил незабываемые ощущения, когда вместе с военными в блиндаже смотрел «Киборг» под звуки артиллерии.

В интервью режиссер рассказал, почему снял в своем фильме министра культуры, как относится к обвинениям в плагиате и мыслей кинокритиков, а также объяснил, за что получил орден от президента Украины.

— Только «Киборги» вышли в прокат Facebook-лента начала наполняться одобрительными отзывами. Негативные на их фоне как-то совсем теряются.

Одна из редакторов «Украинской правды» уже пять раз посмотрела этот фильм в кинотеатре. Ожидали ли вы на такую ​​реакцию?

— Не секрет, что каждый режиссер и каждый человек, который занимается творчеством, ожидает какой-то фидбэк. Желательно, чтобы он был положительный. Я не исключение. Но я не ожидал такого масштаба и такой эмоции.

Особенно радует то, что мысли и надежды, которые мы закладывали в фильм, преимущественно очень четко прочитываются зрителями, и они об этом говорят.

— Помните тот день, когда проходила премьера? Что вы делали тогда, что чувствовали?

— Конечно, помню.

В первый день проката я искал отзывы людей, чей взгляд и слова для меня важны, ждал их впечатления. Прежде всего хотел услышать мнения Ады Николаевны Роговцевой, наших консультантов — тех, кто участвовал в создании сценария, бойцов и волонтеров.

Чувствовал чрезвычайно большое волнение, потому что на этапе, когда заказывали сценарий, начинали съемки, мы понимали, насколько велика ответственность на нас лежит. Однако в тот самый момент мы четко осознавали, зачем это делаем.

Я слышал много разговоров о том, не рано мы снимаем «Киборг», ведь так мало времени прошло с событий, произошедших. Мне не нужно время, чтобы понять, что Россия напала на Украине, мы являемся свидетелями и участниками рождения новой страны …

Я сам себе ответил: мы не рано создали этот фильм. Мы сняли его для будущего, для того, чтобы это произошло.

Наше кино не о войне, а о мире, который рождается внутри этой войны. Именно поэтому в «Киборг» так много разговоров о жизни, о надеждах, о мечтах, о боли.

Военные говорят: нам удалось рассказать о вещах, о которых они преимущественно молчат, но размышляют. Это радует.

С какими чувствами вы смотрите собственные фильмы? Оглядываетесь на реакцию зрителей в зале?

— Я очень реалистично отношусь к своим работам. За два-три дня до того, как происходит премьера, начинаю думать, что снял что-то такое, что зритель не пойдет: мол, оно скучное и никому не нужно …

Стараюсь смотреть на собственную работу так, как врач смотрит на пациента. Ведь если эмоции преобладают, невозможно работать хорошо. Но почти никогда у меня не получается оценивать отстраненно.

— Почему вы сняли в «Киборг» министра культуры?

— Я снимал не министр культуры, я снимал актера Евгения Нищука.

Сценарист Наталья Ворожбит в одном из интервью сказала, что это было незапланированное решение. Как оно возникло?

— Я знаю Евгения Николаевича или Евгения более 20 лет. Мы учились в одно время в театральном вузе. Для меня Евгений запомнился как актер и как голос Майдана.

Когда мы приближались к завершению съемок, я понял, что среди персонажей должно быть военный капеллан. Когда мы с Евгением говорили об этом, он зачитал мне молитву, и я понял, что голос Евгения и эта молитва будут уместными в фильме.

Обезобразить лицо его героя было моей идеей. Я сознательно сделал такого обожженного войной и жизнью военного капеллана, которых имею честь знать немало.

Автор книги «Аэропорт» Сергей Лойко обвинил вас в плагиате некоторых сцен.Впоследствии появилась официальный ответ от команды «Киборг», в которой разъяснены, почему плагиата не могло быть. Считаете ли вы исчерпанным этот конфликт?

— Во-первых, я не считаю это конфликтом. Прежде всего мне было неловко и очень грустно из-за того, что эта история оскорбляет память о погибших.

И я не конфликтовал с господином Лойко. Мы четко ответили фактажем: сценарий был готов 15 июля 2015, а книга «Аэропорт» Лойко была напечатана 3 сентября 2015. У нас сохранены интервью с бойцами, которые рассказывали истории, использованные в фильме.

Я уже молчу о том, как неуважительный господин Лойко позволил себе в личной переписке с Натальей Ворожбит высказываться и писать такие письма, которые человек, который себя уважает, никогда бы не написал.

Господин Лойко почему-то решил, что это он создал мир Донецкого аэропорта, захотел присвоить историю, то фактаж, который хорошо известен всем, кто был в аэропорту и следил за событиями, которые там происходили.

— Зачем ему этот скандал?

— Я могу только предположить, я с ним не общался.

Потому что есть такие вещи, после которых вообще нет желания общаться и даже подавать руку.

В редакции «Украинской правды» историю о морозильную камеру в ДАП, в которой хранили тела сепаратистов, слышали от бойцов АТО еще до выхода фильма и книги.Но Лойко говорит, что именно он из этой истории сделал шутку. Что вы на это скажете?

— Я сегодня утром вернулся с Востока, был и среди бойцов-го полка спецназа, который возглавляет Александр Сергеевич Трепак. Так вот они мне опять напомнили о том, что каждого нового бойца, который прибывал в аэропорт, шутя, подводили к этому холодильника — и за «пепси-колой», и за льдом.

Я имею честь знать лично, как минимум, 10 бойцов и офицеров, которые были свидетелями и сами шутили по поводу холодильника.

Господин Лойко за наш счет решил сделать для себя еще одну информационную волну. И то, что он не прав, он абсолютно понимает — иначе бы не убирал свой мусор (первой публикации с обвинением в плагиате — ред.) На личной странице в Facebook.

Даже если абстрагироваться от истории с Лойко, можно заметить некоторые промахи. В фильме речь идет о сентябре 2014 …

— С чего вы взяли, что история рассказывает о сентябре?

— Из информации на официальном Facebook-странице «Киборг» и официальных пресс-релизов.

— Наверное, это ошибка.

Да и снега там вроде не видно …

— Четыре дня назад и в Киеве не было зимы, и что? (Разговор происходил, когда в Киеве начались сильные снегопады — ред.)

То есть холодильник в такую ​​погоду все равно мог морозить несмотря на отсутствие света в ГАП?

— Почему без света? Вы знаете, что в аэропорту было довольно много генераторов? А я знаю. Потому что хорошо выполняю свою работу.

Вы планировали делать телеверсию фильма …

— У нас достаточно много материала, мы отсняли около 4:00. Если потребуется, готовы сделать четырехсерийного версию.

Мы разговаривали по этому поводу с телеканалом 1 + 1, который является информационным партнером «Киборг», и если дело пойдет так, как она сейчас идет, создадим эту телеверсию.

Насколько, по вашему мнению, пострадал фильм от того, что его сокращали с четырех часов до 1:00 50 минут?

— Я скажу так: каждый кадр фильма режиссеру с кровью дается, когда сокращают. Мне лично жаль всего.

Прежде всего оценивать имеет зритель: все ему понятно, получил ли он полноценное впечатление от персонажей, от развития их характеров, от их взаимоотношений, от того, как мы рассказали историю.

Искушенный зритель является кинокритиком. В одной из рецензий, в частности, говорится о том, что фильм является набором «покромсанных историй, ни одной из которых не дают развернуться — ни полноценно, Выделив одного героя, ни частично, прописал каждого из интересующих режиссера героя так, чтоб зрителю было интересно наблюдать за его развитием и / или существованием в заданной реальности «. Согласны ли вы с такой критикой?

— Нет. Этот кинокритик — только кинокритик. И она не является истиной в последней инстанции. Я знаю, о ком вы говорите. Я читаю все.

Проанализировав ее тезисы и то, что она лично считает важным или неважным, я убедился в мысли, что мне не нужно обращать на нее внимание вообще.

Искусство — это субъективная вещь, и она прекрасна этим. Неважно, что критикам-то там не нравится.

Каждый имеет право на собственное мнение, но если бы я всегда прислушивался, то никогда бы не играл в театре, никогда не снимал фильмы. Это мой мир, мои мечты, моя категория вкуса.

Иногда мнения критиков помогают актерам и режиссерам становиться популярным..

— Они всегда помогают. И я вам скажу, что вообще это очень нелегкий труд быть киноведом или кинокритиком. Но я не воспринимаю критики, основанной на таких выражениях, как «топорная работа оператора», «нарезка кадров из каких-то историй».

Никто не дает права так говорить … Я очень спокойно воспринимаю, когда критикуют меня как режиссера, но не когда это касается моей команды.

Подавляющее большинство рядовых зрителей анализируют фильм, по моему мнению, гораздо лучше, глубже, точнее и элегантнее, чем те, кто почему-то называют себя киноведов и кинокритиков.

Кто имеет право называть себя кинокритиком?

— Человек, который в каждой работе сначала отмечает, что есть хорошего, и которая в выражениях НЕ позиционирует себя как истина в последней инстанции.

Она может только рассуждать, вероятно было бы лучше, а не утверждать безапелляционно. Потому что тогда у меня возникает вопрос: «Ты кто такой? Кто ты?».

Существуют критические отзывы на фильм, с которыми вы согласны?

— Да конечно.

Например, я понимаю, что с точки зрения военных у нас будут некоторые неточности. Но я всегда подчеркиваю, что мы снимаем художественный фильм, потому неточности возможны.

Невозможно рассказать историю защиты Донецкого аэропорта, которая длилась 242 дней, на территории двухчасового фильма.

А с художественной точки зрения все получилось?

— Если говорить о художественной точки зрения, то считаю, что нам удалось выдержать баланс между достаточно пафосными тезисами и гармоничным исполнением.

Но вы сейчас требуете от меня, чтобы я как и унтер-офицерская вдова сам себя высек.

— Просто время творческим людям хочется переделать готовый материал …

— Я бы, например, переснял танковый бой в «Киборг».

Я уже пересмотрел фильм неизвестно сколько раз, и каждый раз впечатления от одной и той же сцены может быть разным — сегодня она кажется удачной, завтра — нет. Это естественно. Потому что мне не все равно, я каждый раз волнуюсь из-за того, как фильм будет восприниматься.

И если переснимать, то это будет совсем другое кино.

Вы снимались в шестом сезоне сериала «Сваты». Что думаете о его запрете в Украине?

— Давайте будем опираться на букву закона.

Я за многое уважаю Владимира Зеленского и вообще «Квартал 95». Я знаю, что он много делает для поддержки украинской армии.

В «Сватах» снимались замечательные актеры. И это действительно классный продукт.

Но когда я вижу видео, на котором Федор Добронравов говорит, что рад, потому что Крым вернулся в Россию, мне хочется, чтобы все причастные к этому, вместе со мной, посмотрели в глаза детям Кырымлы, родители которых сидят в российской тюрьме за то , что в феврале 2014 вышли в Верховную Раду Крыма с флагами Украины и крымских татар, поддерживая единство государства …

Я хотел бы считать «Квартал 95» своими хорошими друзьями, но когда они встали на защиту Добронравова, они сами вычеркнули меня из списка тех, кого уважают. Мне больно от того, что есть такой факт.

Почему вы решили сами сыграть главную роль в своем фильме «Хайтарма»?

— О, тут целая симфония чувств.

Каждый крымскотатарский мальчик знает, кто такой Амет-Хан, и в детстве каждый из нас играл в Амет-Хана Султана. Я не исключение.

Мне выпала честь снять первый кино для моего народа. Я долго мечтал о нем, долго жил этой идеей … У меня был на примете актер, который мог бы сыграть главную роль. Но я хорошо понимал: если фильм будет неудачным, актеру придется всю жизнь с этим жить, потому что Амет-Хана Султана — одна из фигур целого народа.

А вы готовы были всю жизнь с этим жить?

— Конечно, нет.

К слову, потом случился такой момент, который по моему актерскую душу был, как мед. Когда мы собирали материал в Алупке, директор дома-музея Ахмет-Хана Султана, куда мы пришли на экскурсию, сравнив наши фотографии, спросил: «А ты не родственник его?». Вы понимаете, чем эти слова для меня были?!.

Я колебался, не нагло будет выглядеть то, что я сам снимаю и сам снимаюсь. А потом сказал Ленуре Ислямов, который финансировал ленту: «Если вы не против, я возьму эту ответственность на себя и сам сыграю». Он сказал «да» — и я сыграл.

Не жалеете ли вы о том, что получали в России вознаграждение за этот фильм сразу после аннексии Крыма?

— Я не могу сказать, что жалею. Нет. Если вы знаете, что это за кинопремия «Ника», и кто тогда за ней стоял — Олег Басилашвили, Лия Ахеджакова, Эльдар Рязанов, Александр Филиппенко …

Когда я получил приглашение в Москву, передо мной встал большой вопрос, поэтому я решил посоветоваться с людьми, чье мнение для меня важно. В частности, с Адой Роговцевой, Эдуардом Митницким, Виталием Портниковым и Виталием Малаховым.

И все они сказали примерно то же, что сказала Ада Роговцева: «Эти люди не боятся высказывать свое мнение там, в Москве, поддерживают оттуда нас и, в частности, тебя как крымского татарина, чью родину только захватили … Если у тебя есть хотя бы минимальная возможность поехать туда и подтвердить своим присутствием то, что ты слышишь и знаешь об их поддержку, езжай «.

И я не пожалел.

Когда и почему вы решили, что вам нужно снимать историческое кино?

— Я не решил, так оно произошло. Что касается «Хайтарма» и «Чужой молитвы», их можно назвать моим внутренним долгом. Я так чувствовал.

О «Киборг» можно сказать то же самое. Возможно, такое время. Возможно, мое внутреннее состояние сейчас такой. Снимая исторические события, лучше понимаешь себя настоящего.

Интересовались историей раньше?

— Да конечно. Каждый Кырымлы в определенном смысле — историк.

Понимаете, по Советского Союза крымских татар даже не было в списке народов, живущих на территории СССР. Пытались сделать так, чтобы нас не было.

Видимо, поэтому каждый крымский татарин знает свою историю: нужно было разобраться, кто мы и почему имеем право на свою Родину.

На презентации «Киборг» президент вручил вам орден За заслуги III степени. Формулировка немного размыто.Вы ответили себе на вопрос, за что именно получили награду?

— Официально я получил ее еще летом прошлого года как глава ДП «Крымский дом», потому что за полгода мы многое сумели сделать.

Когда мы встретились с господином президентом в холле кинотеатра «Украина», я сказал, что чувствую себя немного неловко, потому что это не мой день, а день Вооруженных сил Украины. А он ответил: «Погоди, ты же знаешь, что тебе эта награда была вручена как председателю ДП» Крымский дом «.

«А во-вторых, — сказал президент, — воспринимай это как аванс режиссеру, не безразличному к событиям, происходящим в стране, и который средствами кино об этом рассказывает. Воспринимайте это как аванс от государства тебе и твоей команде».

 

Александра Гайворонская,

Дмитрий Ларин, фото.

 

Украинская правда

 

Комментарии

Пожалуйста, напишите свой комментарий!
Пожалуйста, введи имя